Город пузырится ожогом на карте, щетинится крышами вверх.
Меня здесь давно не ждут, leave now and never come back
стучит в ушах, в мозгу; отторжение льется по жилам.
Мне было семнадцать, ты была рядом, всё здесь было красивым.
Туманы спускались на нас, всюду был запах горелой листвы.
Сейчас крыши режут глаза, балконы торчат указующим средним;
мне уже не семнадцать. Туманом, для памяти обжигающе-вредным,
я себя не травлю. Никотин и смола, что угодно, но только не ты.
Память подводит. Карта стирается из головы, за улицей улица,
за площадью площадь, уже и родной район плохо помнится,
но вот этой стены ты касалась плечом. Морщила переносицу,
Курила последнюю в пачке под этим вот деревом. Просится
на ум только взгляд твой, серебряный, словно небо над Городом,
и такой же родной. Твою ж мать, пропади оно пропадом;
почему же из всех городов на свете, маленьких и больших,
я летаю лишь в тот, что туманом касался волос твоих.

любимый милош

В Риме на Кампо ди Фьори
Корзины маслин и лимонов,
Булыжник вином забрызган
И лепестками цветов.
Креветок розовых груды
На лотках у торговок,
Черного винограда
Охапки и персиков пух.

Здесь, на Кампо ди Фьори,
Сжигали Джордано Бруно,
Палач в кольце любопытных
Мелко крестил огонь,
Но только угасло пламя –
И снова шумели таверны,
Корзины маслин и лимонов
Покачивались на головах.

Я вспомнил Кампо ди Фьори
В Варшаве, у карусели,
В погожий весенний вечер,
Под звуки польки лихой.
Залпы за стенами гетто
Глушила лихая полька,
И подлетали пары
В весеннюю теплую синь.

А ветер с домов горящих
Сносил голубкaми хлопья,
И едущие на карусели
Ловили их на лету.
Трепал он девушкам юбки,
Тот ветер с домов горящих,
Смеялись веселые толпы
В варшавский праздничный день.

Мораль извлекая, скажут,
Что римляне ли, варшавяне
Торгуют, смеются, любят
Близ мученического костра.
Другие, возможно, скажут
О бренности мира людского,
О том, что забвенье приходит
Прежде, чем пламень угас.

Я же тогда подумал
Об одиночестве в смерти,
О том, что, когда Джордано
Восходил на костер,
Не нашел ни единого слова
С человечеством попрощаться,
С человечеством, что оставалось,
В человеческом языке.

Спешили хлебнуть винишка,
Торговать мясцом осьминогов,
Корзины маслин и лимонов
Плыли в шуме толпы.
И он был от них далеким,
Как будто прошли столетья,
А им и мгновенья хватило
Взглянуть на последний взлет.

И эти — одни в своей смерти,
Уже забытые миром.
Как голос дальней планеты,
Язык наш уже им чужд.
Когда-то всё станет легендой,
Тогда, через многие годы,
На новом Кампо ди Фьори
Поэт разожжет мятеж.

про Сириуса Блэка. Уж больно отрывок нравится

И еще Блэк. Я бы ходил туда только для того, чтобы его бесить.
Но, честно говоря, он раздражает меня ничуть не меньше, чем я его.
Он заслужил все, что с ним случилось. Абсолютно все. Он связался незнамо с кем, бросил свой дом, оскорбил родных, предал семейные традиции. И все ради прощелыг вроде Поттера или Люпина. Но кое-что я готов понять. У него были убеждения, он ненавидел черную магию, он любил магглов, к слову сказать, понятия не имея, что это такое. Ладно. Всякое бывает. Но как можно всю жизнь страдать за людей, которым на тебя плевать?! Ни один из них, ни один из тех, за кого он готов был умереть, ни на секунду не усомнился в его виновности. Даже оборотень. Никому дела не было, что он попал в тюрьму без суда и следствия, никого не волновал вопрос о степени его виновности, о доказательствах, еще о чем-нибудь. Ведь он называл этих людей своими друзьями! А они считали его предателем. Хорошо. Отлично. Но раз для них это было важно, то какие же это друзья? И он в любом случае предатель. Он предал свою семью ради таких вот «друзей» и получил то, что заслужил.
Он все в этой жизни сделал неправильно.
Я могу понять, почему он следовал за Поттером. Он попал в Гриффиндор, естественно, родители были недовольны, он расстраивался, скандалил, давал о себе знать дурной характер, и Поттер был его единственным другом. Их семья приняла чужого мальчишку как родного и это нормально. (...)
Дальше я тоже все могу понять. Блэк пошел бы против Темного Лорда в любом случае, не за Поттером, так за своей семьей, как это сделал, в итоге, его брат. А вот дальше я уже ничего понять не могу. Поттер погиб, и Блэку четко дали понять, что он чужак. Кто поверит, что потомственный черный маг из старой чистокровной семьи станет защищать магглов? Да никто! Кто предал своих, тот тем более предаст и чужих. Перебежчиков никто не любит. Они так и не приняли его до конца. Он отдал им все. Все, что у него было. И что получил взамен? Что сказал оборотень в оправдание своих подозрений? «Извини, Сири, но все выглядело так, как будто предатель ты, как я мог не поверить?!» Или что-нибудь очень похожее. Если бы все случилось наоборот и погиб бы не Поттер, а Блэк, то разве поверили бы все так быстро, что Поттер предатель? Ничего подобного! Петтигрю мог не один раз его подставить, а пять, все равно никто бы не поверил. И Дамблдор в первую очередь. А в то, что Сириус Блэк - верный слуга Темного Лорда, поверили все и сразу.
Хорошо. Это все закономерно. Но что теперь? А ничего. Этот идиот так и продолжает якшаться с теми, кто пальцем не пошевельнул не просто ради него, а даже ради так любимой и превозносимой ими справедливости.
На это можно было бы не обращать внимания, потому что от того, как с тобой поступают люди, белое не становится черным, а черное – белым, но я категорически не желаю, чтобы человек, которого я имею неосторожность считать «своим», начал оценивать мои поступки с точки зрения абстрактных понятий. Таких как общественное благо, добро, зло, черное, белое, подлость, честность. Это не друзья. Это самые страшные враги, потому что им удалось убедить тебя, что ты им должен за их к тебе отношение, а сами воспринимают тебя в соответствии с твоими действиями.
А впрочем, мне плевать на Сириуса Блэка. Каждый получает что заслужил. И на этот раз он тоже получит что заработал. Если жизнь дала тебе второй шанс, то надо использовать его с умом, а не прыгать с размаху на те же грабли, как делает этот придурок. Но он не может с умом. И не прыгать не может тоже, потому что главная характеристика Сириуса Блэка – это невозможность существовать не в стрессовых условиях. Когда вокруг него ничего не происходит, он сходит с ума и разнообразит реальность по мере своих скромных возможностей. Так было в школе, так осталось и сейчас.

(с)Valley; Burglar's Trip

Antigonish

Yesterday, up on the stair,
I met a man who wasn't there.
He wasn't there again today,
I wish, I wish he'd go away...

When I came home last night at three,
The man was waiting there for me
But when I looked around the hall,
I couldn't see him there at all!
Go away, go away, don't you come back any more!
Go away, go away, and please don't slam the door...

Last night I saw upon the stair,
A little man who wasn't there,
He wasn't there again today
Oh, how I wish he'd go away...

тут ни рифмы, ни размера, но я стихов и не пишу.

... А потом они оставляли свои черты на моих подушках
И все, кто меня любил, кто хотел меня, кто имел свои планы,
все оставались провалами в этих глыбах
я и не знала бы, но они возвращаются снова во снах

вот например ты, мальчик, давно уже отлетевший
куда-то в лучшее, бросив меня на перекрестке,
твой профиль выдавлен в бронзу в моей голове
там ты сохранен и спасен от призраков внешних

или ты, дорогой, кто способен был мир
подарить и цены не заметить
неужели не знаешь, что за это платить
не тебе, а опять-таки мне блять

вы хотите меня, кусками, фрагментами,
тебе нравится это, а это не очень,
беги от меня, пожалуйста, cher ami,
пока я не оставила тебя на обочине.

(no subject)

Ассоль наплевала на моряков,
закусила резной мундштук,
и было усесться совсем легко
на барный высокий стул.

Ассоль не боится по вечерам
домой приводить мужчин,
с утра запирая за тем, кто вчера
её греческому учил;

и даже похмельный в затылке клык
по-своему любит Ассоль:
пока он ноет, она не слышит
шёпота парусов.
(с) alphyna

(no subject)

вчера впервые встретилась с человеком, которого знаю уже несколько лет, и это меня дико радует.
много читаю и много работаю, что меня тоже радует.
в общем-то, жизнь хороша.

Хочу сделать себе книгу текстов Боба Дилана. Не всех, правда, на это трехтомник понадобится. Но самых-самых. Такие у него поэмы, это же чудо какое-то...
Айс надарил мне кучу мерча по всему моему самому любимому, начиная с Друзей и заканчивая Стар Треком. Пищала как истеричка ^^ Интересно, что думали соседи о вопле "Ганнибал-светлячок-хранилище-король ада-архангел".
Да, я задрот.
  • Current Music
    Bob Dylan - Mr. Tambourine Man

Как же печально осознавать, что прошло уже больше двадцати лет, а из Совка мы так и не вылезли
(это я тут вчера три часа подряд проторчала на почте с нулевым результатом).
Закупилась чаем, теперь ящик не закрывается, где всё стоит. Хоррррошо.
Детей сегодня назвала рыцарями, которые говорят НИ. Теперь они требуют смотреть Монти Пайтона, и я разрываюсь на "крутую сестру" и "дипломированного педагога". Крутая сестра уже практически скинула фильм на флешку, дипломированный педагог утверждает, что им еще слишком рано и все равно они не поймут ни одной шутки.
Педагог пока побеждает, придется ждать еще лет семь =(
  • Current Music
    Bob Dylan - One too many mornings