December 13th, 2016

Город пузырится ожогом на карте, щетинится крышами вверх.
Меня здесь давно не ждут, leave now and never come back
стучит в ушах, в мозгу; отторжение льется по жилам.
Мне было семнадцать, ты была рядом, всё здесь было красивым.
Туманы спускались на нас, всюду был запах горелой листвы.
Сейчас крыши режут глаза, балконы торчат указующим средним;
мне уже не семнадцать. Туманом, для памяти обжигающе-вредным,
я себя не травлю. Никотин и смола, что угодно, но только не ты.
Память подводит. Карта стирается из головы, за улицей улица,
за площадью площадь, уже и родной район плохо помнится,
но вот этой стены ты касалась плечом. Морщила переносицу,
Курила последнюю в пачке под этим вот деревом. Просится
на ум только взгляд твой, серебряный, словно небо над Городом,
и такой же родной. Твою ж мать, пропади оно пропадом;
почему же из всех городов на свете, маленьких и больших,
я летаю лишь в тот, что туманом касался волос твоих.